Первый курс: мяч в игре

28 июня в Высшей школе сценических искусств прошел предэкзаменационный показ самостоятельных актерских работ мастерской Константина Райкина. Зрители, собравшиеся в 307 аудитории, реагировали на выступление первокурсников столь искренне, восторженно и страстно, что поневоле напоминали счастливых болельщиков, на глазах которых обожаемая команда выходит в финал. Собственно, так оно и было. Из сотен этюдов, эскизов, отрывков и предварительных показов были выбраны 24: самых ярких, сильных и бьющих точно в цель.

Максимальный накал страстей был заявлен уже в первых трех этюдах на тему «Немого кино»: искушение, измена, коварство (показ отважно начали с легендарной сцены клеймения из «Вероломства» Сесила де Милля) – полный набор из арсенала «сентиментальной горячки» кинематографа начала прошлого века.

Как всегда, «на ура» прошла у зрителей тема «Мультфильмы». От макабрического «Магазинчика самоубийств», где актеры продемонстрировали редкое умение балансировать на грани между изящным черным юмором и откровенным трэшем, до очаровательной, но не менее макабрической «Белоснежки», в которой героиня с таким наивным воодушевлением потянулась к отравленному яблоку, что зрителям-свидетелям преступления не осталось ничего иного, как одновременно ужаснуться (про себя) и захохотать (вслух).

Молодые актеры, надо сказать, отлично чувствуют природу комического, в чем им помогает и самоирония, и – это важно – сочувствие к тем порой нелепым, смешным и беспомощным персонажам, которых они воплощают на сцене. Особенно это было заметно во второй части показа, посвященной наблюдениям: за случайными людьми, медийными персонами, детьми, известными певцами и музыкантами. «Наблюдения», как и «Картины» (здесь источником для творческой фантазии выступают произведения изобразительного искусства), сложны тем, что порой подталкивают начинающих актеров к простому копированию. Эксцентричность, по общему мнению, отличающая райкинцев, – надежное средство для преодоления такого поверхностно-«копировального» отношения к персонажу, но она была и остается обоюдоострым оружием: им следует пользоваться виртуозно и крайне осмотрительно, чтобы не направить его ненароком против самого себя. Первокурсники пока только осваивают эту сложную, потруднее фехтования, науку, но уже вполне умеют владеть эмоциями зала, мгновенно меняя их тональность и регистр: от громового хохота к напряженному вниманию и переживанию серьезной сцены. Одним словом, игра была яркая, смелая и честная. Такой, какой она и должна быть всегда.

Наталья Вавилина

Другие новости