Снимается кино

Пока «Сатирикон» ведет кочевую жизнь во время затяжной реконструкции, Константин Райкин поставил спектакль со студентами-заочниками актерского факультета Высшей школы сценических искусств.
Пьеса Виктории Никольской «Глупости», которая вышла в сборнике «Лучшие пьесы 2015 года» по материалам конкурса «Действующие лица», счастливо совмещает в себе качества новой драмы и «хорошо сделанной пьесы». За тридцать лет своей работы в «Сатириконе» Константин Райкин впервые ставит в камерном пространстве - на сцене Учебного театра. Но в переносном и даже прямом смысле - раздвинув стены театра, чтобы задником сцены стала сама морозная улица со случайными прохожими - размыкает частную историю отношений в любовном треугольнике, подключив ее к ритму и дыханию огромного города. Где в каждой квартире, больничной палате, ресторанном зале люди пытаются разобраться в себе, найти свою половину (а если «половина» оказывается «третью»?), выкрикнуть другому невозможные, убийственные слова или прошептать единственно возможные. Где каждый поворот может быть последним, каждая случайная встреча - главной. А самыми важны-ми моментами становятся «глупости» (любимое словечко одного из ге-роев буквально рассыпано по пьесе) - маленькие моменты истины, когда человек забывает о своих страхах, эгоизме или сомнениях и становится самим собой.
Главная счастливая находка здесь - актеры. Не юные, как это обычно бывает в театральных вузах на очных факультетах, но находящиеся на пороге зрелости, где только и можно до конца понять своих героев, с их достижениями и потерями. Герою Максима 
Пекного отпущено сыграть трагедию человека, душевно согнувшегося под тяжестью своей вины и запретившего себе быть счастливым. Герою Анатолия Бурносова дарованы роскошные монологи его друга, которому щедро отмерено ума, остроумия, доброты, юмора, любви к миру... и одиночества. И почти клоунские репризы, вроде поздравительного марша, сыгранного в одиночку за целый джаз-банд. А Ольге Голдыс доверено сыграть ни много ни мало - аромат женщины, настоящей, единственной, как судьба.
Этот спектакль сложно сочинен и легко смотрится. Подзаголовок «малобюджетное кино» переносит нас в кинопавильон. Статисты «листают» задники, отрывая их, как страницы календаря: комната Веры (столик-диван-ковер-торшер-эстампы), холостяцкая берлога Рика (тах-та-ноутбук-стремянка от вечного ремонта), бархатный зал ресторана (где два закадычных, до отвращения родных друга выясняют отношения и невольно уступают друг другу одну любимую женщину... и вылизывают одну на двоих тарелку со спаржей), машина скорой помощи, больничная палата, опять тахта в берлоге, опять палата, ночь-улица-фонарь-аптека... Другие статисты пишут на наших глазах звуковую партитуру: звенят бокалами в ресторане, дуют в лицо вентиляторами ветра, пересыпают гальку, копируя шум дождя... 

Особо важные сцены повторяются дважды - точно невидимый режиссер переснимает дубль. Или люди снова и снова «прокручивают пленку» памяти в своем сознании. Кино (искусство) подсматривает свои сюжеты в жизни, жизнь строится по законам кино (искусства). И можно только надеяться, что режиссер (или Режиссер) окажется талантливым, и даже если не придумает счастливый финал для своего фильма (ибо нет ничего пошлее такого финала), наполнит его смыслом, остротой, болью, нежностью, атмосферой - всеми этими глупостями, ради которых стоит пересматривать кино и проживать жизнь.

Ольга Фукс 



Другие новости