ТРАГЕДИЯ ДЕЛЬ АРТЕ

Арлекино – второе официальное имя актрисы Клавдии Контин, первой женщины, которой было доверено выходить на сцену в мужской маске Арлекина, самого загадочного и самого сложного в исполнении персонажа комедии дель арте. На сцене Высшей школы сценических искусств она представила один из своих спектаклей «Арлекин и его Двойник» в постановке Ферруччо Меризи. А на следующий день они дали мастер-класс по технике комедии дель арте, на собственном примере показывая, как телесная выразительность и точный жест помогает в несколько штрихов нарисовать не просто характер, но и предлагаемые обстоятельства. И позволив участникам прикоснуться к двум персонажам, стоящим на низшей и высшей ступенях мастерства этого жанра, - слуге-простаку Дзанни и «королю всех слуг, слуге всех господ» Арлекину.

Клавдия Контин Арлекино и Ферруччо Меризи работают вместе с начала девяностых годов, когда они создали лабораторию актерского искусства и ремесла «Порто Арлекино» для реконструкции самых древних форм комедии дель арте, но также и для развития жанра, ведь и ХХ1 век не должен остаться без Арлекина.

Для воплощения своего Арлекина актрисе, вышедшей на сцену еще подростком, пришлось стать поистине ренессансным творцом. Клавдиа Контин еще и писательница, художница, единственная в Европе актриса, которая собственноручно делает маски, профессор и популяризатор этого искусства. Картины и гравюры с изображением Арлекина из всех музеев Европы (в частности, изображения рожающего кормящего грудью – когда-то он вмещал в себя мужское и женское начало), изучение способов сохранения традиций в театрах Но и Кабуки, театра масок на Бали или танца Катакали на юге Индии, исследование африканских техник танца и, конечно же, искусство своих учителей, передающих секреты комедии дель арте из рук в руки, - все это легло в основу грандиозной реконструкции этого образа, которой Клаудио Контин и Ферруччо Меризи занимаются уже несколько десятилетий. Эту работу они сравнивают с археологией, поиском костей огромного динозавра, которому они должны не просто собрать скелет, но и заставить его задвигаться. И все же больше, чем точность старинного образа, их интересует место Арлекина в современном театре, его взаимодействие с главными персонажами мирового театра, его игра на поле трагедии.

Арлекин Клавдии Контин – персонаж народного театра, еще не «окультуренный» героями Гольдони и Гоцци, посланник демонического мира: на его черной маске сохранился остаток рога, а в фигуре – амбивалентность женского и мужского начала. И вместе с тем, он играет в игру Антонена Арто (название спектакля перекликается с названием книги «Театр и его Двойник», а сам Арлекин ведет вечный диалог Арлекина с его сумрачным альтер эго, снявшим маску). Дорисовывает этюды Эгона Шиле (по счастливому совпадению, в Москве в эти дни проходит выставка этого выдающегося австрийского художника-модерниста). Цитирует современных итальянских поэтов. Высмеивает финансовые системы мира, когда сверхприбыль от удачного предприятия обесценивает саму идею труда (звон падающих монет переходит в гул, заставляя поскучнеть Арлекина-попрошайку), а заодно и само общество потребления. Прячется от бомбежки. Переплывает Лету, гребя своей маленькой гитарой (ему почти удалось вывезти из загробного мира Офелию, рассмешив самого Дьявола, но на обратном пути Арлекин слегка переборщил в хвастовстве, разозлил Лету и потерял Офелию). А главное, вступает в диалог с самим Гамлетом, приглядев для себя роль Йорика, а роль Гамлета доверив своему Двойнику без маски. Главный монолог человечества подвергнут веселому остракизму Йорика («Быть или не быть, вот в чем вопрос: умереть, уснуть…» - «Ооо! Есть и спать, ты хочешь сказать, мой Господин»).

И, надо сказать, Арлекин-Йорик выходит победителем в схватке между жизнелюбием и отрицанием жизни. «Судьба моя – учить смеяться детей, которых не хотел ты… И даже тех, которых не имел ты никогда…» 

Другие новости